Главная
Биография
политическая позиция
работа в Госдуме
текущая информация
Карта сайта

 


КОММЕРСАНТЪ (МОСКВА) 30.04.2004

Умы в чуме
Владимир Путин сделал Север крайним в истории с оленями
Северный завоз

Вчерашний день президент России Владимир Путин провел в Салехарде. В середине дня специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ, изможденный многочасовыми перелетами и работой на износ, заснул на рабочем месте во время заседания, посвященного проблемам народов Севера, с участием президента России. Он был разбужен словами пресс-секретаря президента Алексея Громова: "Завтра мы в "Ъ" прочитаем то, что господин Колесников увидел во сне".
Ничего подобного: во сне спецкор "Ъ" видел то же самое, что было наяву.
Проблема функционирования малочисленных народов Севера издревле беспокоила выдающиеся умы человечества. Произвела она впечатление и на могучий ум президента Якутии Вячеслава Штырова. Выступая на собрании представителей северных территорий в Салехарде, господин Штыров говорил и говорил об этой проблеме. Как выжить малочисленным народам в этом быстро меняющемся мире? Как не исчезнуть с поверхности планеты? Между тем есть ведь и другая проблема: - Куда девать, скажите, - взволнованно спрашивал этот диалектик, - такой не мало-, а многочисленный народ, как саха? Для господина Штырова ясно одно: куда-то ведь надо же его деть. Ведь не оставлять же его там, где он сейчас находится, то есть на территории подведомственной Вячеславу Штырову Якутии? - Кажется, выход есть, - сказал он вчера на собрании. - Саха возникли на территории современной Монголии и Китая. Может, там им и место? Часовые пояса интересуют господина Штырова тоже в связи с самочувствием мало- и многочисленных народов. Об этой проблеме президент Якутии говорил с особым пристрастием. Чем больше разница с Москвой, тем хуже самочувствие народов.
С таким же пристрастием ему ответил господин Путин: - Что такое часовые пояса и проблема здоровья нации? Это реальная проблема, когда человек перемещается с запада на восток и с востока на запад.
Таким образом, президент признал все же нерушимую связь проблемы часовых поясов и здоровья нации и готов обсуждать ее. Это главное. Все остальное могло показаться неважным. Между тем не стоит спешить: - Но если человек движется не с запада на восток и не с востока на запад, а с севера на юг или с юга на север, - подчеркнул он, - то проблемы никакой вообще не существует.
А поскольку всем грамотным, конструктивно настроенным людям должно быть понятно, что малочисленные народы Севера и их отдельные представители способны двигаться только на юг (в крайнем случае в обратном направлении), то само собой получается, что и говорить-то на самом деле не о чем. А ведь столько времени на это чуть было не потратили! Председатель Госдумы Ямало-Ненецкого автономного округа Сергей Харючи коснулся специфического, по его признанию, вопроса об оленеводстве.
Депутаты в Москве, претендуя на решение проблем оленеводов, на самом деле не имеют о них никакого представления.
- А что такое оленеводство? - спросил Сергей Харючи. - Это же духовное состояние народа! Нельзя же так преступно к нему относиться! - Ну так давайте через Совет законодателей в Москве и проведем закон об оленеводстве, - предложил Владимир Путин.
Он словно издевался над Сергеем Харючи! Ведь тот только что ясно же сказал, что московские депутаты ничего в оленеводстве не смыслят.
- В свое время представляли этот закон на утверждение в Москву, но...
в общем, сказали нам, что это закон, которого не должно быть, - как-то виновато пробормотал Сергей Харючи.
- Почему? - удивился президент.
- Ну, тогда ведь надо будет принимать закон о пчеловодстве, овцеводстве, - неохотно пояснил господин Харючи, явно повторяя убедительные мотивы московских законодателей, изложенные ему самому в свое время.
- Есть, конечно, такая проблема, - легко согласился президент. - Юрий Михайлович Лужков сразу примет закон о пчеловодстве. Любит он это дело.
- Ну - !недовольно согласился Сергей Харючи.
Тут президент решил сразу дать слово самим московским законодателям.
По регламенту председатель комитета Госдумы по проблемам Севера и Дальнего Востока Валентина Пивненко должна была выступить позже.
- То, что мы собрались здесь, - это историческое событие, - сообщила она. - Никогда такие проблемы на таком уровне не обсуждались.
- Когда-то надо ведь начинать, - без лишней скромности заметил президент.
- Я из области смеха по оленеводству перейду в нормальную область, - пригрозила Валентина Пивненко. - Тот вариант, о котором говорили, Ельцин отклонил правильно. Он был не доработан. Но теперь есть другой вариант. Он хороший.
Им занимался коренной житель Чукотки...
- Роман Аркадьевич (Абрамович. - "Ъ")? - предположил Владимир Путин.
- Да нет - !в сердцах воскликнула Валентина Пивненко.
Ей очень не нравилось, что президент пытался из нормальной области опять вернуться в область смеха.
- Коренной! Артур Чилингаров, например... - сказала она.
Владимир Путин посерьезнел.
Кроме того, госпожа Пивненко рассказала об одном своем разговоре накануне поездки в Салехард: - Валентина, сказал мне один человек, ты не боишься лететь в Салехард? Ведь в понедельник будет заседание правительства, и там будут похороны северных льгот.
И Валентина не побоялась, Владимир Путин поддержал ее: - Не надо бояться. Давайте вернемся к закону об оленеводстве, если это нужно... и к другим законам тоже, - не удержался господин Путин (зеленый свет Юрию Лужкову). Но только не надо доводить до того, чтобы законы отклонялись по причине недоработанности. Я-то знаю, как часто готовятся решения в правительстве и Думе. И юридической, и фактологической путаницы очень много. Директор Института физиологии природных адаптации Уральского отделения Российской академии наук Анатолий Ткачев коснулся не юридического, а медицинского аспекта проблемы малых народов Севера: - Эскимосы в Гренландии живут 82 года. А наши столько не живут. Эндокринные патологии, отравления различной степени тяжести... Я уже не говорю о том, что система органов размножения представителей малых народов подвержена различным заболеваниям...
Если пасущиеся в тундре олени являются, как было сказано в начале совещания, выразителями духовного состояния малочисленных народов Севера, то плавающая в северных реках рыба, по признанию президента Ассоциации коренных малочисленных народов Севера Хабаровского края Галины Волковой, - "это не только продукт питания, но и прежде всего - культура народа!" Но самым содержательным, по оценке Владимира Путина, было все-таки выступление члена комитета ветеранов войны Карелии, участника Великой Отечественной войны Николая Апушкина. Поэтому на нем следует остановиться подробнее.
Николай Апушкин сообщил, что его сердце тревожно забилось в тот момент, "когда в России начал возрождаться чуждый нам по убеждениям капитализм".
В этот момент тревожно забилось и мое сердце. И только президент России, кажется, воспринял эту информацию как должное.
- Да, сердцем мы не могли признать этого. Но умом сообразили: придется вживаться в систему, - рассказал ветеран. - И вот, испытывая горечь и печаль, мы заняли в ней достойное место.
Тут можно было бы ненадолго перевести дух. Между тем ясно, что главное, из-за чего Николай Апушкин вышел на эту высокую трибуну, еще впереди.
- Не так давно мы вздохнули с облегчением. К нам пришел умеренный политик, который понимает и ценит нужды ветеранов, - сказал участник войны.
Так. Все посмотрели на Владимира Путина. Тот по-прежнему оставался бесстрастным.
И не напрасно.
- Это, конечно, глава нашей Республики Карелия Сергей Катанандов - !закончил свою мысль Николай Апушкин. - Во время всего страшного периода изменения политического режима политическая обстановка в Карелии была стабильной...
А на последних выборах мы голосовали за вас, Владимир Владимирович. Это значит, мы связываем судьбу с вами. А если ветераны приняли систему и умом и сердцем, они идут до конца - !сказал ветеран. - То есть они становятся ее патриотами! Тут мне, конечно, стало не по себе. И кого хочешь насторожат люди, на старости лет переродившиеся в патриотов капиталистической системы.
И теперь как патриота Николая Апушкина поражают другие вещи, и прежде всего коррупция.
- Посмотришь передачу Караулова и ночь потом не спишь. Возлагаем на вас, Владимир Владимирович: добьете коррупцию? Господин Путин кивнул.
- Спасибо, - поклонился Николай Апушкин.
Он, кроме того, предложил оставить ветеранам льготы вместо того, чтобы выплачивать им деньги, эквивалент этих льгот. Такой проект подготовлен в правительстве России (см. стр. 2).
- Тех, кого убивали и кто сам убивал врага, осталось мало, - сказал ветеран.
- Настоящие участники войны вымрут через пять-семь лет, а вместе с ними отомрут и льготы. Конечно, если правительство хочет ухудшить положение ветеранов, то пусть заменит льготы выплатами. Я сказал все, что хотел. Тенкью - !закончил этот старый солдат.
Президент, правда, не согласился с Николаем Апушкиным. Он считает, что льготами в полном объеме пользуются только 10% ветеранов. Многим льготы, которые им навязывают, не нужны. На деньги вместо этих льгот люди лучше бы съездили отдохнуть.
Заканчивая собрание, господин Путин рассказал, что не считает его историческим, а предлагает признать рабочим. Ведь если считать историческим каждое заседание по более или менее серьезной проблеме, станет просто не по себе.
- На какой бы округ нашей необъятной родины ни посмотрели - такие проблемы! - со странным энтузиазмом воскликнул господин Путин. - В Ульяновске что делается! А в Пскове какая проблема с рабочими местами! А проблема водоснабжения во Владивостоке... И мало кто знает, что такая же проблема в Новороссийске, и не потому, что развалился водопровод, а потому, что его там вообще никогда не было! В общем, президент добился, конечно, желаемого эффекта. Проблемы мало- и многочисленных народов Севера померкли перед перспективой строительства водопровода в Новороссийске.