Главная
Биография
политическая позиция
работа в Госдуме
текущая информация
Карта сайта

 


"ТВР Панорама",
1 марта 2003 г.

Вера СТОЛЯРОВА

РОССИЙСКИЙ ЖИЛКОМХОЗ,
бессмысленный и беспощадный

Жилищно-коммунальное хозяйство в его сегодняшнем виде одинаково опасно как для государства, так и для каждого из нас.

Весь прошедший январь в Государственной Думе было жарко. Не только в самом прямом смысле этого слова (трескучие морозы никак не повлияли на температуру в здании на Охотном ряду), но и в переносном. Депутаты требовали на ковер премьер-министра, от которого ждали объяснений тому, что, считай, четверть российских регионов самым натуральным образом замерзла. Михаил Касьянов на ковер не пришел, парламентарии грозили ему всяческими карами, вплоть до объявления вотума недоверия его кабинету. Потом все-таки политический термометр перестал зашкаливать: и морозы отступили, и Михаил Касьянов твердо пообещал почтить своим присутствием народных избранников. Они сейчас вовсю готовятся к встрече с ним. Каждый по своему. Потому что когда речь заходит о реформе ЖКХ, парламентская статистика становится элементарно простой: сколько фракций - столько и мнений. Карельский депутат Валентина Пивненко, не особо любящая выступать с громкими политическими заявлениями, всегда имеет особый взгляд на проблемы, напрямую касающиеся жизни ее избирателей. Наш разговор о последних морозах, которые явственно вскрыли все жилищно-коммунальные проблемы страны, начался картинками из жизни депутата.

- Валентина Николаевна, вернувшиеся с парламентских каникул депутаты проявили редкое единодушие, требуя заслушать правительство в связи с коммунальным кризисом, охватившим страну. Хотя все прелести жизни в неотапливаемых квартирах на собственном опыте познали далеко не все: кто-то из ваших коллег проводил время за рубежом, кто-то про все напасти слышал только по телевизору, нежась в теплоте заповедных московских апартаментов и подмосковных особняков. Где вы "пересиживали" холода?

- Я не "пересиживала", занималась депутатской работой в республике. Дома мерзла страшно. Обычно я в своей квартире зимой сплю с открытой форточкой. В этом же году пришлось на ночь надевать шерстяной костюм, завязывать пуховый платок, а потом еще закутываться в два теплых одеяла. Моя мама, которой 87 лет, говорит, что такие холода были только один раз за ее жизнь - во время финской войны. Да, ситуация в этом году была чрезвычайной, но она по сути не создала, а только резко обозначила существующие жилищно-коммунальные проблемы. Вот еще один конкретный пример. Моя семья живет в четырехкомнатной квартире в центре Петрозаводска. Дом - пятиэтажный; на площадке - по 2 квартиры; соседи - очень благопристойные: профессор, заслуженный артист, юрист… И, несмотря на это, нам регулярно приходится бороться за благоустроенность подъезда. Попытки установить, причем за свой счет, кодовые замки заканчиваются провалом. Сосед-профессор, медицинское светило, постоянно занимается тем, что отлаживает эти замки, сломанные какими-то хулиганами. А его жена, надев перчатки, моет подъезд, убирает грязь, окурки, бутылки, которые таскают в подъезд окрестные алкоголики. В почтовых ящиках постоянно выламываются замки. Из-за этого я никому не даю свой домашний адрес: письмо в любой момент могут украсть. А недавно и совсем уж - не могу подобрать точное слово - история приключилась. Перед отъездом в Москву заскочила на полчаса за вещами домой. Бегу назад и вижу, что на первом этаже, на картонке, лежит куча, извините, экскрементов. Ну, не перешагивать же… Свернула картонку, вынесла. Рассказываю ожидавшему меня шоферу, какую "чистую" работу пришлось сделать. А он говорит: видел, как пять минут назад в подъезд заскочил молодой парень, который очень скоро оттуда вышел с весьма радостным выражением лица. Я эту историю рассказываю, чтобы понятно было: во многих жилищно-коммунальных бедах виноваты мы сами…

-Это так. Но, с другой стороны, помните, как совсем недавно у всех на слуху была так называемая "проблема 2003 года". Пару лет назад эксперты и некоторые политики утверждали, что на нынешний год придется пик техногенных катастроф, причиной которых станут изношенные основные фонды. Однако правительство устами министра по чрезвычайным ситуациям заверило нас, что такой проблемы не существует. Тем не менее, она дала о себе знать в первые же дни 2003-го. 32 процента котлов, 23 процента трубопроводов, которыми располагает ЖКХ, полностью изношены. Грянули морозы, и рвануло! Жертвами этого "взрыва" в той или иной степени оказались 320 тысяч человек…

-У нас в республике эта проблема обозначилась намного раньше. С 2000 года замерзающие поселки - явление постоянное. И нынешним кризисом эта беда не ограничится, если от слов о необходимости реформы ЖКХ не перейти к реальным действия. Но то, что сейчас предлагается обществу и Госдуме под "соусом" реформы есть не что иное, как поиск способа финансирования дыр, которые образовались от бездействия власти. В свое время ЖКХ являлось самостоятельной отраслью, управляемой на всех уровнях, имеющей отдельное финансирование, готовящей необходимые ей кадры. Вы представляете, чтобы лет двадцать назад оператором котельной работал человек, не прошедший соответствующей подготовки?

- Так вся причина нынешнего кризиса, выходит, в упразднении Министерства жилищно-коммунального хозяйства?

-Я говорю не о пользе министерства как такового, не о необходимости дополнительного отряда чиновников. Я говорю о потере управления важной социальной отраслью со всеми вытекающими отсюда последствиями. Сегодня со стороны властей идет лишь настойчивое напоминание гражданам: за услуги надо платить! А поскольку тарифы на энергоресурсы растут постоянно, за наше ветхое холодное жилье приходится платить все больше и больше. И вот уже появились попытки переселять должников из благоустроенных квартир в бомжатники, малообеспеченные граждане и сами стали подаваться из городов в близлежащие поселки да села… Да разве с этого надо начинать? В моем понимании, реформа ЖКХ - это прежде всего ревизия состояния всего коммунального хозяйства, создание новых трубопроводных систем, модернизация на основе современных технологий старых…Тогда дорогие ресурсы не будут уходить на ветер, а население не будет оплачивать воздух. Сегодня его призывают к гражданской ответственности и принуждают потрошить свои кошельки, чтобы получать какие-то мифические услуги, стоимость которых рассчитана по известной студенческой формуле "трех П" - пол, потолок, палец…

- Валентина Николаевна, когда вы помянули необученного оператора котельной, вспомнились высказывания высоких должностных лиц по типу "во всем виноваты пьяные истопники", к ним, дескать, "по министру не приставишь". Вы тоже присоединились к этим традиционным для России поискам стрелочника…

- Нет. Когда я говорила о кадрах, то имела в виду, прежде всего, управленцев, руководителей. Причем не только коммунальщиков. Если проанализировать, где и какие ЧП случились, можно сказать совершенно определенно: большинство катастроф произошло не на промышленных объектах, а в учреждениях социальной сферы. У каждого из них есть свой руководитель. Да и у каждого поселка, города - тоже. Хотя и с "истопниками" проблема есть. Кризисная ситуация показала, что они не имею навыков работы при таких ЧП, как сорокаградусные морозы в течение 2 недель.

- Пролетариату, кроме своих цепей, как известно, терять нечего. Но есть участники и виновники коммунальной катастрофы, которым есть что терять. Так может, вице-спикер Госдумы Любовь Слиска, которая считает, что имеет смысл примерно наказать ряд должностных лиц и "посадить", выражаясь ее словами? Чтобы другим неповадно было забывать о том, что вместе с властью они получают не только ряд известных преимуществ, но и тяжкое бремя ответственности…

- В Карелии заведен ряд уголовных дел, идет расследование причин каждой чрезвычайной ситуации, действий или бездействия конкретных должностных лиц, в том числе и избранных народом. Следствие, как говориться, покажет. Но не могу не поделиться удивившей меня информацией, которую почерпнула на заседании правительства Карелии, состоявшемся по горячим следам - 13 января. В новогоднюю ночь, самую тяжелую и морозную только единицы мэров были на своем рабочем месте и пытались взять ситуацию хоть под какой-то контроль. Где-то работали их замы, а где-то представителей городской администрации, извините за каламбур, и с бенгальским огнем было не сыскать…

- Зато, наверное, все были на месте, когда пришло время просить деньги на ликвидацию последствий коммунальных катастроф. Кстати, федеральное правительство выделило достаточно денег республике?

-Это Вы про 50 миллионов? Я не понимаю, откуда эта цифра взялась. Мне кажется, что она была заявлена до того, как были подсчитаны реальные убытки республики. Я полагаю, что они исчисляются как минимум 500 миллионами, необходимыми, подчеркиваю, только для того, чтобы восстановить разрушенное. Не уверена, что точная цифра существует даже сегодня. Да и откуда ей взяться! На уже упомянутом заседании правительства Карелии я слушала послекризисные выступления мэров городов. Аргументировано, со знанием дела и с конкретными предложениям докладывала, пожалуй, единственный мэр - Татьяна Шарипова из Прионежья. На том заседании обозначилась и еще одна важнейшая проблема, о которой должны знать избиратели. Выяснилось, что большую часть батарей, необходимых для ремонта, коммунальщики заказывают за пределами республики. Объяснение тому простое: в Карелии посредники предлагают батареи по ценам, которые в полтора раза выше средних! Почему так происходит? Можно задаться вопросом более широким: брали ли на себя труд счетные палаты регионов и страны хоть раз проверить, как расходуются средства, выделяемые бюджетами всех уровней на жилищно-коммунальное хозяйство? Нет, не брали, иначе около этой системы не крутились бы посредники, предлагающие продукцию по цене в полтора-два раза выше реальной. Кстати, с того самого момента, как я стала председателем думского комитета по проблемам Севера и Дальнего Востока, я предлагаю федеральному правительству вести мониторинг цен на топливо, которое идет в жилищно-коммунальную сферу. Государство, бесконтрольно выделяя из своего бюджета огромные деньги на ЖКХ, не может решить проблему зарплат, пенсий, других социальных пособий. Выходит, что отрасль сегодня без зазрения совести грабит и породившее ее государство, и его граждан.

- Помню, как видела вас дающей так же эмоционально интервью одному из московских телеканалов. Это было, по-моему, в тот день, когда Дума проголосовала в первом чтении за правительственный законопроект "Об основах федеральной жилищной политики". Вы голосовали против законопроекта. Почему?

- Да, я тогда голосовала "против", как и в предыдущий раз. Напомню, что когда законопроект был вынесен на рассмотрение Думы первый раз, ему для принятия в первом чтении не хватило пяти голосов. И мой голос как раз был среди тех, на которое рассчитывало Правительство, но в итоге недосчиталось. Потом кто-то из депутатов писал письма, что на самом деле он голосовал не так, как посчитала электронная система, еще какие-то заявления. Кого-то из депутатов "убедили" голосовать так, как нужно Правительству... Словом, при повторном голосовании законопроект набрал необходимое количество голосов. Так вот ваши московские коллеги спрашивали меня, не оказывалось ли на меня давление в связи с отказом голосовать за правительственный вариант ЖКХ? Нет, не оказывалось, отвечала я. Моя твердая позиция по законопроекту известна. Даже после доработки правительственного варианта, в результате которой из документа ушло положение о 100-процентной оплате жилищно-коммунальных услуг населением, были восстановлены в прежних правах все категории льготников, я голосовала "против". Главная причина: принятие "Основы федеральной жилищной политики" не означает начала реформы ЖКХ. Этот законопроект всего лишь пытается расставить точки над "i" в вопросах финансирования жилищно-коммунальной системы. В нем расписаны обязательства разных бюджетов, вплоть до семейных… То есть это вторичный, по сути, своей документ. Прежде чем начинать реформу ЖКХ, Государственная Дума должна бы получить точное представление о состоянии российского ЖКХ и о том, как, когда и что будет делать правительство для приведения отрасли во вменяемое состояние. Именно такую программу обязан разработать кабинет, прежде чем вносить свои "Основы". Плясать надо, как говорится, от печки. Кстати, применительно к теме нашей беседы, поговорка звучит совсем не аллегорично.

- Ваши оппоненты в республике утверждают, что вы голосовали за критикуемый вами законопроект. Что ж, видимо, необъявленная предвыборная кампания по сути уже стартовала. А проблемы реформы ЖКХ различные партии и политики интенсивно эксплуатируют как "пунктик" в протоколах о своих декабрьских намерениях. И левые, и правые, и непримкнувшее к ним "Яблоко", и центристы излагают свои концепции реформы ЖКХ вообще и предложения по выходу из нынешнего коммунального кризиса в частности. Как вы относитесь к тем или иным предложениям, есть ли в них рациональное зерно?

- Вы совершенно правы, необъявленная предвыборная кампания стартовала. Например, недавно на одном из сайтов в Интернете появилась информация о том, что Карелия, мол, в этом году получит из федерального бюджета в два раза меньше, чем в прошлом? Я вызов поняла: Пивненко не смогла, дескать, отстоять интересы республики. Но врать-то зачем? Пользователи Интернета - люди не глупые. Бюджет утвержден, все цифры известны, найти их нетрудно и тем самым обнаружить элементарнейшую ложь. Примерно в этом же ключе делаются заявления авторов многочисленных политико-коммунальных концепций, потенциальных участников предвыборной гонки. Свой взгляд на реформу ЖКХ я излагала уже давно, начиная еще с 2001 года. Что касается реальных мер по преодолению нынешнего кризиса, то группа "Народный депутат", членом которой я являюсь, разработала и направила обращение к премьер-министру страны. Михаил Касьянов придет в Госдуму на "правительственный час" (в ходе которого правительственные чиновники обычно отчитываются о своей работе перед депутатами), предположительно, 12 февраля. Для того, чтобы получить четкий ответ на 12 антикризисных пунктов, разработанных "Народным депутатом", не кричать на всю страну, как предпочитают делать некоторые наши коллеги, мы еще 24 января отправили эти предложения премьер-министру. Надеемся получить столь же конкретный ответ во время его выступления. Назову некоторые из основных пунктов. Во-первых, прелагается внести изменения в федеральный бюджет 2003 года и увеличить на 5 млрд. рублей финансирование подпрограммы "Реформирование и модернизация жилищно-коммунального комплекса Российской Федерации".
Во-вторых, излагаются наши предложения о том, как сделать более прозрачным использование средств в этой сфере. В-третьих, мы говорим о необходимости создания специального фонда, средства которого были бы предназначены исключительно для ликвидации последствий кризисов, подобных тому, что страна пережила в этом году. Наша группа настаивает на внесении изменений в закон о местном управлении, согласно которым мэры, которые не смогли обеспечить устойчивую работу ЖКХ, должны отстраняться от должности. В наших предложениях речь идет также о необходимости ревизии коммунального хозяйства, о стандартах качества услуг, предоставляемых ЖКХ и моратории на банкротство этих предприятий. Всего, как я уже сказала, 12 конкретных пунктов. Однако уже сейчас, не дожидаясь, пока перед Госдумой отчитаются высокие чиновники, я езжу по районам Карелии, знакомясь с реальным положением дел на местах и выясняя, какая помощь нужна от меня как от депутата и от федеральных структур. Так, в самом конце января была в Медвежьегорске, наиболее пострадавшем от аварий в ЖКХ районе. Еще несколько районов планирую посетить в феврале.