Главная
Биография
политическая позиция
работа в Госдуме
текущая информация
Карта сайта

 


Карелия №71 17.11.99

Беседовал Андрей СЕРГЕЕВ

Я могу открыто смотреть людям в глаза.

Валентина Пивненко отвечает на острые вопросы.

- Валентина Николаевна,как Вы прокомментируете, что по жалобе местного «Яблока» российский Центризбирком решил вернуть на перепроверку ваши подписи?

- Ситуация разворачивалась следующим образом. А.Чаженгин сразу после своей регистрации в качестве кандидата ввел в состав карельского ЦИКа своего представителя А. Лукина. Тот, в свою очередь, сразу потребовал себе на проверку мои подписные листы. К сожалению, наш ЦИК пошел на поводу у нахрапистых юристов "Яблока". Как мне потом объяснили в российском Центризбиркоме, делать это без моего разрешения было нельзя. Но мои подписные листы были им отданы, моего разрешения на это никто не спросил. В общем, овец поручили стеречь волкам. В результате этой «проверки», по версии самих членов ЦИКа, в листах появились исправления и дополнительные надписи, которых раньше не было. Карельский ЦИК по этому поводу сразу подал жалобу в прокуратуру, из которой ответа пока не последовало. Российский же Центризбирком решил, что раз местный ЦИК допустил такую ситуацию, пусть сам теперь и разбирается. Думаю, что если бы у Москвы были юридические поводы меня, как одного из лидеров «непокорного региона», снять, они бы это сделали. Видимо, реально придраться не к чему.

- А что все-таки за история с пенсиями бывшим госслужащим? Вы действительно выступили за их повышение?

- Здесь все поставили с ног на голову. Скажите, если бы к вам обратились уважаемые люди республики преклонных лет, вы бы посчитали это обращение стоящим самого серьезного внимания? Я посчитала.
Эти люди оказались в нелепой ситуации. Они давно не получают никаких добавок к пенсии, положенных им по закону о госслужащих, и в то же время по этому же закону фактически не могут устроиться на работу, поскольку боятся потерять право даже на эти фактически несуществующие надбавки. Поэтому, когда я получила письмо о таком положении дел, то посчитала необходимым обратиться к депутатам с поправкой к закону, снимающей этот "запрет на работу". Речь не шла ни о каких выплатах. И уж тем более у этой темы вообще нет никакой связи с детскими пособиями.

- А строящийся дом в Шуйской Чупе? С ним что?

- Наверное, вы не удивились бы, если бы у человека, проведшего детство и юность в деревянном неблагоустроенном доме, а затем еще долго не имевшего своей жилплощади, появилась бы мечта иметь свой дом. Дом, где можно было бы отдохнуть от городской суеты и где могла бы собираться вся семья. Такая же история случилась и со мной.
Но вас, наверное, интересуют и материальные аспекты. Так вот, я два года искала свободную землю под дом. Вариант с Шуйской Чупой появился случайно — там оказался свободный участок. Земля там не gравительственная, как написала «Губерня», а прионежская. Свидетельство о праве собственности на землю мне выдали в местном самоуправлении.
Кстати, вначале мне предложили взять в аренду с правом выкупа один из уже построенных домов в той же Шуйской Чупе. Это было, конечно же, материально легче. Но мы отказались, решили все сделать сами.
Зарабатываем мы с мужем нормально — он всю жизнь работает на железной дороге. В общем, строим "всем миром", помогает и семья дочери. Ничего шикарного там нет. Дом строится из самых обычных материалов — сосновый сруб. На крыше рубероид. Те, кто хочет все это проверить, пусть приезжают.

- Поговаривают, что вы в последнее время немало ездили за границу...

- Скажите, разве вам не хотелось бы, чтобы нашу Карелию знали и уважали в разных странах, чтобы завязывались торговые и туристические связи, больше людей приезжало сюда? Мне этого хочется, поэтому и соглашалась, когда меня предлагали включить в составы международных делегаций от Совета Федерации.
Разумеется, поездки оплачивались либо Советом Федерации, о чем имеются соответствующие распоряжения, либо принимающей стороной. Только одна из моих поездок была оплачена из республиканского бюджета — поездка в составе карельской делегации в Германию в мае этого года. Но согласилась я на нее только потому, что знала, какую конкретную пользу Республике она сможет принести.
Тогда мне удалось договориться о поставке в Карелию в качестве гуманитарной помощи медицинского оборудования на 1 миллион немецких марок для лечебных учреждений Прионежского и Муезерского районов.

- Естественно, перед выборами всегда обостряются «квартирные вопросы» к кандидатам. Как Вы получили свою нынешнюю квартиру?

- За все годы своей жизни ни я, ни муж не получили ни одного метра государственной жилплощади. Мы живем в квартире на проспекте Ленина, на которую в 1983 году были обменяны квартиры родителей мужа и моей мамы. В 1994 году мне предложили государственную квартиру для семьи сына, но я отказалась - это было в обход закона. Вместо этого решили купить ему квартиру. Денег для этого не хватало, и мы взяли кредит в банке. Пока его не выплатили, квартира, как и полагается по закону, была заложена, и ежемесячно приходилось выплачивать и определенную сумму, и проценты по кредиту. Это было тяжело, но за два года мы кредит полностью выплатили. Так что никаких благ я никогда ни от кого не получала.

- Да, кредит - тема опасная. Наверняка Ваши конкуренты еще напишут по этому поводу...

- Я всю жизнь прожила в Карелии, а в нашей небольшой республике все друг друга знают. Знают, что я никогда ничего даром не получала и делать этого не собираюсь. А написать про меня сейчас, видимо, могут все что угодно.

- И в завершение - что для Вас выборы?

- Школа и урок. Не только для меня лично как для кандидата, но и для всего населения республики: "грязные" выборные технологии приходят и уходят, а мы все остаемся. Карелия - моя родина, и я всегда буду открыто и прямо смотреть в глаза людям.