Главная
Биография
политическая позиция
работа в Госдуме
текущая информация
Карта сайта

 


Валентина Пивненко: если Север пуст, он все равно кем-то занят

Как правило, правительство вспоминает о Крайнем Севере и Дальнем Востоке только тогда, когда в этих регионах складывается критическая ситуация. Например, случается энергетический кризис в Приморье. Председатель комитета по проблемам Севера и Дальнего Востока Валентина Пивненко считает недопустимым положение, когда отсутствует согласованная и целенаправленная политика государства в отношении этих территорий.

Все наслышаны о таких проблемах российского Севера и Дальнего Востока как северный завоз, извечное недофинансирование и т.д. Один из важнейших комплексов проблем - сложная социальная обстановка в этих регионах. К сожалению, до решения этих вопросов у правительства руки доходят в последнюю очередь. Депутатам Госдумы от северных и дальневосточных регионов зачастую приходится отрываться от своих прямых обязанностей - законотворческой работы - и в режиме пожарной команды исправлять недоработки правительства в социальной сфере.

Одной из болевых тем долгие годы остается пенсионное обеспечение северян. Дело в том, что политика государственного протекционизма на Севере всегда заключалась в том, чтобы привлечь на работу людей, создать им условия, способные компенсировать дополнительные сложности от работы в тяжелых природно-климатических условиях. Кроме того, на Севере сосредоточено значительное количество вредных производств. Более быстрая "изнашиваемость" организма человека, живущего на Севере, по сравнению с другими регионами рассчитана и научно доказана.

Мы, например, говорим о том, что на Севере холодно и оцениваем этот критерий только по минусовой температуре. Но холодно в северных регионах не только оттого, что там долго держится минусовая температура, но и потому, что на Севере суровые ветры, и более сильное влияние скорости ветра на температурный режим. Также нельзя забывать о кислородном голодании.

Не случайно, и в бывшем Советском Союзе, и за рубежом, по отношению к северным регионам всегда проводилась политика государственного протекционизма. Люди, живущие на Севере, должны получать более высокую заработную плату, которая стимулировала бы человека оставаться на Севере и закрепляться на выбранном им производстве, чтобы и уровень квалификации у него был выше, и произошло привыкание организма к таким погодным условиям.

А в России в 1997 году был принят новый федеральный пенсионный закон. Установленная этим законом методика расчета привела к тому, что в отношении северян размер их пенсии составлял 30-60 процентов от прожиточного минимума в регионах. Конечно, комитет по проблемам Севера и Дальнего Востока всеми силами борется с таким положением вещей. К концу весенней сессии Госдумы появились первые весомые результаты. Мы приняли закон "О внесении дополнений в статью 7 закона РФ "О государственных пенсиях в Российской Федерации". Этот документ значительно повысил для пенсионеров, проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, индивидуальный пенсионный коэффициент (ИКП) - от 1,4 до 1,9. Совсем недавно закон был подписан Президентом и вступил в законную силу.

Депутаты-северяне не намерены останавливаться на достигнутом. Поскольку сейчас идет разработка законодательства по будущей пенсионной реформе, которая начнется с 2002 года, мне было предложено работать в Национальном Совете при Президенте РФ по реформированию пенсионной системы. Я стараюсь сделать все возможное, чтобы северная специфика была обязательно учтена в перечне законодательных актов, которые будут приниматься Госдумой в ходе наступающей осенней сессии 2001 года.

Помимо защиты северян-пенсионеров, нужно помнить и о необходимости привлекать на север свежие кадры, прежде всего молодежь. Эта проблема чрезвычайно серьезно стоит перед промышленным Севером. Мои встречи в Апатитах, Норильске, Когалыме, в других северных регионах, где развита промышленность, показали, что эти районы очень сильно испытывают недостаток кадров, особенно молодых выпускников средних специальных и высших учебных заведений.

Здесь не одна, а две проблемы. Первая - на таких предприятиях люди не стремятся выходить на пенсию, потому что пенсия там в десять раз меньше зарплаты. Другая проблема - этих людей некем заменить. Вопрос привлекательности работы на Севере становится все явнее. Я думаю, что сейчас появилось некоторое понимание, что государственная политика на Севере должна быть не только в форме неисполненного Указа Президента, который был принят год назад, но в форме конкретных протекционистских решений. Как минимум, молодым специалистам, которые приезжают работать на Север, должна оказываться помощь в предоставлении жилья, выделении средств на обустройство, предоставление возможностей учиться дальше. Должна быть возможность не только достойного гарантированного заработка, но и компенсация к заработной плате за тяжелые условия проживания. Думаю, в обозримом будущем депутатам-северянам удастся предпринять реальные шаги в этом направлении. Во всяком случае, комитет Госдумы по проблемам Севера и Дальнего Востока намерен самым активным образом работать над проблемой занятости в наших регионах.

В ближайшей же перспективе депутаты-северяне будут активно заниматься решением еще целого ряда серьезных социальных проблем. Это, прежде всего, здоровье детей. Считаю, что на федеральном и региональных уровнях должна быть закреплена особая система отношения к оздоровлению детей на Севере. Они должны быть под особым вниманием. Необходимы постоянные исследования их здоровья, регулярная витаминизация, господдержка летнего отдыха, внедрение новых современных технологий обучения.

Еще одна проблема - недостаток на Севере высококвалифицированных врачей, медиков, работников культуры. На уровне городов это как-то решается, а на уровне поселений этим вопросам не уделяется должного внимания. Будем принимать меры, чтобы стимулировать приток грамотных социальных специалистов на Север. Они - будущее районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей.

Практика поддержки северных территорий существует во всем мире. И я категорически не приемлю аргументы, которые еще недавно можно было слышать в правительстве: "мы сейчас не при социализме, чтобы как в "черную дыру" "выбрасывать" деньги в Север". Это совершенно несправедливо. Север - это не только российские просторы, как его иногда называют. На Севере живет восемь процентов россиян. Но при этом четверть доходов в казну идет именно с Севера. А если говорить о валютных поступлениях, то с Севера идет около 60 процентов! Там недра, там лес, я уже не говорю о том, что там и самые ценные запасы биологических ресурсов.

Государственная политика должна заключаться в том, чтобы создать условия, при которых северные территории не были бы дотационными. Сейчас они дотационны искусственно. Должно быть понимание на государственном уровне, что без человека Севера не будет. Если российский Север окажется пуст, он все равно кем-то будет занят. Например, нашими соседями.

В последнее время появилось некоторое взаимопонимание с правительством. А когда мы начинали работать, было полное отторжение всего, что мы предлагали. Видимо, коллектив северных депутатов оказался достаточно сплоченным; это не только наш комитет, но и межфракционное депутатское объединение "Север России". Хочется надеяться, депутатам-северянам удалось переломить отношение к Северу как к какой-то "черной дыре".

Первая ласточка - пенсионеры, о которых я говорила выше. Второе, что нам удалось сделать - провести в принятый Госдумой вариант Трудового кодекса отдельную главу №49, которая целиком касается прав жителей Крайнего Севера и приравненных к нему местностях. Поначалу, когда депутаты-северяне только выступили с таким предложением, от нас попытались отмахнуться. Но мы провели парламентские слушания, приглашали представителей северных территорий, выслушали мнение ученых, профсоюзов. Мы выработали рекомендации, разработали сам проект главы. И вот - итог: северную главу Госдума приняла большинством голосов. Ранее в КЗОТе ничего подобного не было.

Или еще пример. Недавно в Госдуму поступил проект федерального бюджета на будущий год. На жизненно необходимый северный завоз в этом документе заложено всего 8,9 млрд. рублей. Конечно, это немногим больше, чем в прошлом году. Однако за год существенно выросли цены поставщиков. Железнодорожники также подняли свои тарифы. Северные и дальневосточные регионы запросили на поставку только самых необходимых для них грузов 9,8 млрд. рублей. Это критический минимум, ниже которого опускаться нельзя, иначе северяне и дальневосточники замерзнут или будут голодать. Удивительно, что этого не понимают в правительстве, которое распоряжается деньгами. И опять депутатам-северянам придется работать с чиновниками, убеждать правительство в необходимости выделения достаточных средств для северного завоза. Я убеждена, что нам удастся защитить интересы наших избирателей. Однако, как видно, работать приходится в непростых условиях.

Некоторые наши коллеги нам и сейчас говорят: "Вы как на таран идете, вырываете что-то для Севера…". Иначе как комплимент расценивать это не могу.

Председатель комитета Госдумы
по проблемам Севера и Дальнего Востока
Валентина Пивненко