Главная
Биография
политическая позиция
работа в Госдуме
текущая информация
Карта сайта

 


Газета "Комсомольская правда", 30.07.2001

Беседовала Валентина ЯКИМАХА

Валентина Пивненко: весеннюю сессию сдала

Государственная Дума, приняв Трудовой и Земельный кодексы и несколько пенсионных законов, ушла на каникулы. Наступила первая каникулярная неделя в нижней палате парламента. Трудно даже представить, что этот политический улей может быть столь тихим и пустым. Аппаратных людей не видно и не слышно. Депутатские комнаты задраены. Но среди этого безмолвия легко было вслепую, просто на слух, найти кабинет председателя комитета по проблемам Севера и Дальнего Востока Валентины Пивненко: на месте и она сама, и ее помощники. "А как же заслуженный отдых? Когда собираетесь в Сочи, в придворный санаторий, куда уже потянулось большинство депутатов?" - задаю вполне логичный первый вопрос.

- В Сочи не была ни разу в жизни. Но отдохнуть хочется - уж больно напряженная выдалась думская сессия. Мечтаю попасть, наконец, на свою дачу под Петрозаводском. Однако вынуждена остаться на несколько дней в Москве, чтобы доделать кое-какие "карельские" дела. На квартире у меня лежит гуманитарный груз, который надо отправить в республику. На днях также планирую встретиться с руководством строительных организаций: будем обсуждать интересные для Карелии инвестиционные проекты.

- Что за гуманитарный груз ждет в вашей квартире отправки в Карелию?

- Тысяча комплектов нового постельного белья, обувь, одежда - все для детских домов республики. Несколько благотворительных фондов и организаций оказали помощь карельским сиротам.

- А что требуют благотворители взамен?

- Не поверите: самую малость - поблагодарить и дать четкий отчет, кому, когда и в каком объеме поступила помощь.

- А вам никогда не приходилось встречаться с такой постановкой вопроса: на вашу помощь откликнемся и, допустим, помощь детям окажем, но взамен нам бы хотелось получить определенную поправочку в такой-то закон?..

- Когда идет работа над федеральным бюджетом, действительно поступают просьбы помочь, поддержать какую-то северную программу. Но я воспринимаю их не как лоббистский заказ, а как необходимое условие работы нашего комитета. Мне не приходилось заниматься проталкиванием предложений, которые противоречат моим убеждениям. Кстати говоря, ко мне с подобными просьбами практически не обращаются.

- В чем здесь дело? Может быть, в вашей репутации? И вообще можно ли ее сохранить, когда по нынешним временам политика и хорошая репутация - понятия несовместимые?

- Когда вы сказали "репутация", мне вспомнилась история, случившаяся со мной осенью 1999 года. Я уже решила баллотироваться в депутаты Госдумы, но все еще с опаской подумывала, как сообщить об этом дочери, которая живет далеко от меня. Решилась, позвонила, сказала. На другом конце провода - длительная пауза, затем - шквал вопросов моей политически активной и грамотной Кати: "Мама, зачем тебе это надо? Ты представляешь, что такое Государственная Дума? Мама, очень прошу: подумай о репутации нашей семьи…" Ну, а теперь - по существу вашего вопроса. Политика политике рознь. В Москве мне приходится заниматься не только законодательной работой. Да, конечный продукт политической деятельности депутата - принятие законов, работающих на благо страны, а значит, и его избирателей. Но что делать, если к тебе с совершенно конкретной просьбой обращается попавшая в беду семья? Поручить помощникам в ответ на ее обращение написать письмо: дескать, ничем не могу вам помочь - очень занята работой над законами, благодаря которым в каком-то отдаленном будущем с вами больше ничего подобного не произойдет? Нелепо, согласитесь.

- Мне приходилось слышать высказывания некоторых депутатов о том, что адресная помощь избирателям не нужна, поскольку она отрывает их от большой политики …

- Я считаю, что необходимая помощь нескольким сотням конкретных людей нужна, может быть, даже больше, чем один-два новых закона. Она сказывается на улучшении общественного микроклимата. А это по большому счету и есть политика. Однако, справедливости ради, стоит сказать, что такая точка зрения приветствуется далеко не всеми, даже избирателями. У меня есть, например, избиратель, который очень внимательно следит за моей депутатской работой. Так вот, недавно в прямом телеэфире он меня очень сильно критиковал. Почему, говорит, вы гордитесь тем, что через внесенные вами поправки в федеральный бюджет добились поступлений в республику инвестиций; ведь вы выполняете работу правительства Карелии, а ваше дело принимать законы. А потом так прямо и сказал: "Превратили себя в сантехника и довольны".

- Представляю вашу реакцию: обидные и не особо справедливые слова прозвучали в прямом эфире…

- Нет, не представляете. Я, напротив, поблагодарила своего критика за высокую оценку моего труда. Ведь на самом деле далеко не всем депутатам удается добиться увеличения инвестиционных программ своих регионов. А как называть такую работу - не принципиально.

- Валентина Николаевна, я знаю, сколь трепетно вы относитесь к работе с избирателями: за полугодие к вам в петрозаводскую приемную обратилось более двух сотен человек - в три раза больше, чем в первом полугодии прошлого года. Вы ответили на полторы тысячи писем. В основном, об этом и рассказываете, оставляя за кадром другую сторону своей деятельности, которая может, пожалуй, удовлетворить самого сурового критика. По отчетной документации Госдумы видно, что вы являетесь инициатором, либо соавтором более 15 законопроектов, большая часть которых принята парламентом. Ну, а северяне, к которым я отношу и себя, вообще должны вам "спасибо" сказать. В проект Трудового кодекса все-таки вошла "северная" статья, в которой изложены все государственные гарантии для наших с вами земляков, хотя это вызывало вначале достаточно серьезное неприятие. При обсуждении на Национальном совете по пенсионной реформе соответствующих законопроектов максимально учтена ваша позиция, согласно которой при начислении пенсии северянам должны учитываться особые климатические условия. Да и над совсем недавно принятым законом, по которому с 1 августа увеличивается пенсия жителей Крайнего Севера и приравненных к нему районов, вашему комитету пришлось поработать основательно. Все это так подробно излагаю с одной тайной мыслью. Может, теперь вы не откажетесь ответить на вопрос, от которого политики обычно предпочитают уходить. Правду ли, Валентина Николаевна, говорят, что ваша рутинная "сантехническая" работа не осталась незамеченной в Москве и что ваша кандидатура звучала при обсуждении будущий правительственных назначений?

- Не уверена в достоверности вашей информации. И, честно говоря, редко задумываюсь о московских чиновничьих перспективах для себя. Что же касается "замеченности"… Избираясь в Думу, я обещала избирателям четыре года работать. Именно РАБОТАТЬ, а не почивать на депутатских лаврах. И я стараюсь это обещание выполнять. Как у председателя комитета по проблемам Севера и Дальнего Востока, у меня было свое твердое мнение, что жители "подшефных" нам регионов должны иметь право на ряд государственных гарантий. Эта точка зрения не особо, скажем так, приветствовалась как в федеральном правительстве, так и в близких ему депутатских кругах. Трижды в прошлом году скоординированные действия депутатов-северян вызывали негативную реакцию. Со мной велись разные беседы… Однако я про себя рассуждала так: депутатского мандата меня могут лишить только те, кто за меня голосовал на выборах - мои избиратели. Перед ними и буду отчитываться. Очень рада, что последовательная позиция северян в конце концов была воспринята в Центре. В этом году и Госдума, и правительство, разрабатывая и принимая ряд законов, проявили уже полное понимание бесспорного факта: Россия - северная страна, и с этим невозможно не считаться.